Всероссийская научная конференция
«ЭЛЕКТРОННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА»

ИНТЕРНЕТ КАК СРЕДА РАЗВИТИЯ ФАБРИК МЫСЛИ И ЦЕНТРОВ ПУБЛИЧНОЙ ПОЛИТИКИ

А.Ю. Сунгуров

Санкт-Петербургский гуманитарно-политологический центр СТРАТЕГИЯ
Санкт-Петербург

Рассматривая происходящие в современной России процессы в контексте развития политической модернизации и перехода от жестко-авторитарного режима к демократии, мы не можем не обратить внимание на процессы появления самих технологий развития тех или иных демократических процедур и институтов. В странах с устойчивым демократическим режимом, в условиях плюрализма мнений и открытой конкуренции вариантов развития общества и решений тех или иных конкретных проблем, такие структуры существовали издавна, возникая вначале как подразделения тех или иных основных акторов политического процесса - как аналитические отделы структур исполнительной власти, а также влиятельных политических партий.

Собственно говоря, сам демократический процесс в нормативном плане можно рассматривать как процесс конкуренции тех или иных вариантов программ деятельности власти. Однако сами партийные структуры постепенно становились все более формализованными, приводя к становлению «демократии голосований», в которой, по словам нашего соотечественника Н. Ильина, «человек живет условиях демократии один день в четыре года» - день выборов в парламент или выборов президента. При этом, особенно в условиях двухпартийной системы, уменьшалась и степень вариативности предлагаемых решений, что снижало эффективность процесса в целом. Наконец, все большую активность в политике стали проявлять бизнес-структуры, которым уже не хватало опосредованного влияния через партийные структуры, и которые сами инициировали разработку альтернативных программ.

В результате в ХХ веке в ряде стран, и прежде всего, в США, стали появляться так называемые «Фабрики мысли», или «Мозговые тресты» - именно так обычно переводят на русский язык английский термин «Think Tanks». Классическим «Мозговым трестом» считают «Рэнд Корпорэйшн» (RAND - сокращение от американского выражения «Research ANd Development»), причем для нас важно отсутствие, по крайней мере, видимой связи этой структуры с теми или иными политическими партиями. Наряду с такими, возникшими из недр второго, бизнес-сектора общества, в США широко известны и достаточно явно связанные с теми или иными политическими партиями «Фабрики мысли», такие, как Бруклинский институт, тяготеющий к Демократической партии, или фонд «Наследие» [1], разработавший в начале 90-х годов для Республиканской партии программу «Повестка дня для Америки», обеспечившей ей победу на выборах в конгресс.

Отметим, что сам термин Фабрики мысли, равно как и Центры публичной политики, пока не является широко распространенным в современной российской действительности. Большинство тех структур, которые будут предметом нашего анализа, возникли как аналитические, исследовательские или образовательные центры, и лишь немногие ставили перед собой и «внедренческие» задачи. В то же время отличительной чертой Фабрик мысли является именно соединение этих задач. Как пишет исследователь из Киева Сергей Дацюк, «Фабрики мысли сознательно ставят перед собой задачу социальной инженерии общества, то есть такого преобразования общества, которое возникает как идея в головах интеллектуалов, проект в виде консультационного текста в аналитических докладах этих интеллектуалов, объединенных в фабрику мысли, намерение общественного действия в сфере публичной политики, куда фабрика мысли продвигает свои доклады, и затем возникает как конкретное законодательное или исполнительное решение в институциональной политике, где его опять же формулирует фабрика мысли» [2]. Отметим, что это все же скорее идеальный образ, так как далеко не все центры, которые работают в этом поле, ставят перед собой задачу «социальной инженерии общества». Напротив, многие российские фабрики мысли, эффективно действующие в сфере электорального менеджмента, рассматривают себя исключительно как работающие по контракту наемники, честно отрабатывающие заказ и принципиально не задумывающиеся о последствиях для общества победы их кандидата. Определение же С. Дацюка скорее можно отнести именно к Центрам публичной политики, т.е. к тем фабрикам мысли, которые осознают последствия своих действий для общества в целом, деятельность которых направлена именно на становление публичной, ответственной власти [3].

Анализируя роль Фабрик мысли в развитии внешней политики Финляндии, Томас Форсберг (Tuomas Forsberg), директор Финского института Международных отношений, выделяет два типа фабрик мысли - «Forum think tank» и «Committed think tank». Первый тип ориентирован на развитие обсуждения в обществе более, чем на поиск каких-либо определенных ответов. Так, во время обсуждений возможности вступления Финляндии в НАТО или во время Косовского кризиса альтернативные позиции защищались различными представителями Фабрик мысли.

По мнению Томаса Форсберга, существует три типа аналитических «выходов» фабрик мысли:

Первый - где целью вляется поиск ответа на заранее сформулированные вопросы или на привнесение новых научных фактов.

Второй - развитие аргументов в дискуссии, уже ведущейся в обществе.

Третий - предлагать новые вопросы для общественного обсуждения, формируя тем самым повестку общественной дискуссии.

На наш взгляд, реальной основой для эффективной классификации Фабрик мысли может стать также их профильная направленность, тематика их деятельности. Так, можно выделить следующие типы:

В первом ежегодном докладе недавно созданная Канадская фабрика мысли определяет себя как «виртуальный» институт, как фабрику мысли «без стен» в информационную эру. Что же представляют собой эти виртуальные фабрики мысли без стен на примере Канады? Эверт Линдквист отвечает на этот вопрос следующим образом. Вариант первый: маленький головной офис заказывает работу исследователям в других городах. Вариант второй: создание реальной сети отдельно спонсируемых центров, объединенных выработанной единой программой. Вариант третий: фабрики мысли нанимают ученых на условиях частичной занятости. Вариант четвертый: фабрика мысли является сердцевиной, основой международной сети практиков и ученых. Вариант пятый - виртуальность понимается как широкое использование Интернета как инструмента для исследований и коммуникации. При этом широко используются возможности размещения материалов на веб-сайтах, что снижает потребность в публикациях на бумажных носителях.

Анализируя транснациональные аспекты развития Фабрик мысли, преподаватель Университета Варвика Диана Стоун [4] пишет, что необходимо разделять такие понятия, как сами сети фабрик мысли, деятельность по созданию таких сетей и влияние таких сетей на политику (в смысле policy). Сети Фабрик мысли состоят из исследовательских институтов и центров формирования политики (в смысле 2), которые организационно сходны по структуре и основным целям. В такие сети не входят другие негосударственные акторы, как например, НКО, частные фирмы и профессиональные ассоциации.

Деятельность по созданию таких сетей представляет собой различные формы взаимодействия отдельных фабрик мысли, в частности:

Наконец, «сети влияния» представляют собой концептуальную категорию для описания скоординированных паттернов взаимодействия для оказания влияния на политику. Мы видим, что само развитие Фабрик мысли неразрывно связано со все более эффективным использованием информационных потоков, и Интернет способствует такому использованию. Собственно говоря, и сама история развития Интернета очень напоминает развитие такой уже классической Фабрики мысли, как Рэнд корпорайшн. Обе структуры возникли вначале либо в недрах, либо в тесной связи с военным ведомством США, а затем постепенно приобретали все большую самостоятельность.

С другой стороны, Система Интернет позволяет не только быстро находить требуемую информацию, но и является хорошей средой обеспечения коммуникаций - отсюда возникает идея виртуальных, рассредоточенных в пространстве Фабрик мысли или Центров публичной политики. Наконец, Интернет является хорошей средой и для продвижения разработанных в Фабриках мысли проектов решений тех или иных общественных и государственных проблем, обеспечения мобилизации заинтересованной общественности для общественного лоббирования, для организации компаний общественного давления. Недавним примером такой кампании в России была кампания за либеральный вариант Закона об альтернативной государственной службе (в этом случае давление интересов Министерства Обороны оказалось успешнее).

Хорошим примером Российского центра публичной политики, достаточно успешно разрабатывающего законы и поправки к законам на федеральном уровне, является Фонд Интерлигал (президент Н.Ю. Беляева, зав. кафедрой публичной политики Высшей школы экономики). Созданная при активной роли фонда широкая коалиция неправительственных организаций «Мы, граждане» в своей работе эффективно использует Интернет [5].

Еще одним примером эффективного российского Центра публичной политики является Фонд ИНДЕМ (президент - Г.А. Сатаров). Одной из особенностей деятельности Фонда ИНДЕМ именно как «мозгового треста» являются постоянные, нередко многолетние инициативные проекты, направленные на разработку собственных оригинальных технологий анализа политической практики, данных объективной статистики и социологических исследований. К проектам такого рода можно отнести: анализ голосований депутатов законодательных органов власти, мониторинг и анализ деятельности политических партий и движений. Разработка и применение этих технологий неоднократно приводили к успехам в анализе российской политики. К таким успехам можно отнести и весьма точное прогнозирование результатов голосований депутатов Верховного Совета РСФСР в 1990 году, описание российской коррупции в 2001 году и некоторые другие.

Третьим примером является Санкт-Петербургский гуманитарно-политологический центр СТРАТЕГИЯ, неправительственная организация, в которой работает автор этого текста. В 1999 году в ходе обсуждений на внутренних семинарах Центра была сформулирована его миссия: «Содействие становлению гражданского общества и правового государства в России путем реализации проектов и программ, направленных на развитие общественного участия, социального партнерства и ответственности власти».

Начиная с 2000 г., основными программами Центра являются:

В рамках каждой из этих программ широко используются интернет-технологии, и их конкретные применения приводятся в докладе на конференции.

ЛИТЕРАТУРА

1. The Power of Ideas: The Heritage Foundation at 25 Years by Lee Edwards (http://www.heritage25.org/ideasfwd.html; http://www.heritage25.org/ideasintro.html).

2. Дацюк С. Инструменты и технологии фабрик мысли. Магистральный путь консультирования во второй половине ХХ века // Фабрики мысли и Центры публичной политики. Международный и первый российский опыт/ Под редакцией А.Ю. Сунгурова. - СПб.: Норма, 2002.

3. Сунгуров А.Ю. Организации-посредники в структуре гражданского общества. Некоторые проблемы политической модернизации России // Полис. 1999. № 6. С. 34 - 48.

4. Diana Stone, Co-Editor, Think Tanks Across nations: a Comparative Approach., 1998.

5. Беляева Н.Ю. Законодательные инициативы общественных объединений // Гражданское участие: ответственность, сообщество, власть. Неконцептуальный сборник. - М.: Изд-во «Аслан», 1997. С. 66 - 81.

[Аннотация на английском языке]

Опубликовано: СунгуровА.Ю. Интернет как среда развития Фабрик мысли и Центров публичной политики // Технологии информационного общества - Интернет и современное общество: труды V Всероссийской объединенной конференции. СПб., 25 - 29 ноября 2002 г. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2002. С. 305-307.

Ориг. URL — http://ims2002.nw.ru/02-rGOVf23.html