Всероссийская научная конференция
«ЭЛЕКТРОННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА»

МИРОВОЙ ОПЫТ РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПЦИИ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

И.Р. Агамирзян

Microsoft Research
Кембридж, Великобритания

Фундаментальные вопросы, связанные с электронным правительством - вопросы существования и развития гражданского общества и демократии в информационном обществе. В очень упрощенной форме в общественной жизни любой страны существует три субъекта - это государство, это граждане, и это коммерческие организации - «бизнесы», представляющие экономику страны. Граждане, соответственно, представляют гражданское общество, государство же является интегрирующей системой.

Взаимодействия между государством, бизнесами и гражданами выражаются привычными уже сегодня сокращениями, такими как B2B («business-to-business»), B2C («business-to-customer»), G2B («government-to-business»), G2C («government-to-citizen») и так далее. Важно, что эти термины покрывают только отношения взаимодействия между субъектами общественной жизни. Существуют и другие типы отношений, например, отношения принадлежности, собственности. Бизнесы в любой стране, при любой системе всегда принадлежат либо гражданам, либо другим бизнесам, либо государству. Государство принадлежит своим гражданам - то есть граждане являются владельцами своего государства. А вот граждане уже никому не принадлежат, кроме самих себя.

И граждане, и бизнесы, однако, взаимодействуют не просто с государством, как с каким-то единым объектом, а с множеством ведомств, региональных и муниципальных структур, различных департаментов и т.д. При этом взаимоотношения между субъектами регулируются государством по воле граждан, что, собственно, и является выражением демократии - в информационном обществе такое регулирование (т.е. регулирование государства по воле граждан) имеет еще большее значение, чем в традиционном индустриальном обществе. Эти взаимоотношения реализуются гражданами для обеспечения функционирования общества - это их самодеятельность, и реализуются бизнесами для обеспечения функционирования экономики - а это как раз то, что принято называть предпринимательством.

Нужно заметить, что описанная (повторяю, в чрезвычайно упрощенном виде) схема взаимоотношений между субъектами общественной жизни принципиально ничем не отличается от схемы организации взаимодействия в крупном бизнесе, особенно в современных горизонтально-интегрированных корпорациях. В такой аналогии прямым аналогом граждан являются заказчики, аналогом бизнесов - сотрудники компании, функциональные и территориальные подразделения, а аналогом государства - руководство компании. Естественно, при этом существенно различаются отношения принадлежности, собственности, но принципиальных отличий в отношениях взаимодействия между «субъектами корпорации» и «субъектами общества» не существует.

Из сказанного вытекает первый принципиально важный тезис: электронное правительство - это только термин. Суть любого проекта электронного правительства, реализуемого в любой стране - это всегда внедрение корпоративной информационной системы национального масштаба. e-Corporation и e-Government - это очень близкие вещи, не существует принципиальной разницы между процессами автоматизации в большой корпорации и процессами автоматизации в государстве, хотя цели и методы, конечно, различаются в силу отличия традиций и культуры государственного и корпоративного управления.

Для того чтобы весь описанный механизм в целом работал, необходимы правила работы государства, простые, понятные и непротиворечивые. Необходимы правила работы бизнесов, прозрачные, выгодные для общества и справедливые. Необходимо неукоснительное соблюдение этих правил, их прозрачность и доступность для граждан и всей системы в целом. Обычно все это существует в той или иной мере в корпорациях - т.к. для бизнеса эффективность функционирования является критически важным фактором. На государственном уровне эти условия реализуются в той или иной степени в разных странах, в большей степени - в традиционных демократиях, в меньшей степени - в развивающихся и посткоммунистических странах.

Существенным отличием правил работы бизнеса от правил работы государства является целевая ориентация - эффективные бизнесы ориентируются на нужды заказчиков, в то время как традиционные государства зачастую ориентируются на собственные потребности, в той или иной степени игнорируя нужды граждан. Соответственно, существенно различаются и установленные бизнес-процессы. В частности, при взаимодействии с бизнесом заказчик чаще всего имеет единственную точку контакта, а все внутренние проблемы, связанные с его обслуживанием, решаются внутри бизнеса в соответствии с внутренними бизнес-процедурами. Во взаимоотношениях граждан и бизнесов с государством обычно все происходит наоборот - имеются множественные точки контактов, и выполнение соответствующей установленной государством процедуры является обязанностью «заказчика». Все знают, сколько нужно собрать различных справок и документов, и перенести их из одной организации в другую для выполнения, вообще говоря, простейших транзакций - типа оформления прав собственности, той или иной регистрации и т.д. При этом, кстати, часто нарушается и принцип транзакционности, в результате чего никогда нельзя быть уверенным в целостности и непротиворечивости данных в различных ведомствах.

Из этого следует второй важнейший тезис - для реализации электронного правительства необходим переход от ведомственной ориентации деятельности государства к ориентации на нужды и задачи граждан. Это проблема, которая сейчас встает перед всеми странами, которые внедряют у себя системы электронного правительства. Чрезвычайно опасно пытаться автоматизировать существующие неэффективные процедуры. В аналогии между электронной корпорацией и электронным правительством этому соответствует известный всем специалистам по корпоративным информационным системам факт: повышение эффективности функционирования корпорации в целом при внедрении информационной системы достигается только при одновременном проведении реинжиниринга бизнес-процессов автоматизируемого предприятия.

Автоматизированное предприятие становится иным по своей схеме бизнес-процессов, и это то, что необходимо для автоматизации (и повышения эффективности) государства, и что сейчас уже осознается многими государствами. При внедрении системы электронного правительства государству приходится изменять свои бизнес-процессы. Бизнес-процессы государства на сегодняшний день - и это характерно не только для России, это типично практически для всех стран, в том числе и для стран развитых - это ведомственная ориентация услуг государственных органов на всех уровнях и отсутствие взаимообмена информацией между различными ведомствами и службами. Есть ведомственные базы данных (в данном случае не важно - в виде традиционных бумажных архивов или в электронной форме), но нет ни стандартизации форматов, ни обмена информацией между ведомствами. Типичным является высокий уровень регламентации процессов внутри ведомств при одновременно низком уровне регламентации межведомственного взаимодействия. Как правило, отсутствуют или слабо определены ответственность и контроль сроков исполнения при межведомственных взаимодействиях.

Одной из важнейших целей программы «Электронная Россия» является повышение эффективности функционирования экономики, государственного управления и местного самоуправления за счет внедрения массового распространения информационных и телекоммуникационных технологий. Что, собственно, необходимо для достижения этой цели? Реинжиниринг процессов на всех уровнях и переход от ведомственной ориентации в деятельности государства к ориентации на нужды и задачи граждан. «Принцип одного окна» во взаимоотношениях бизнеса с государством необходимо развивать и распространять на взаимоотношения государства и граждан. Гражданин не должен носить справки из одного ведомства в другое для того, чтоб осуществить необходимую для него операцию, он должен просто обратиться в государственные органы. А весь дальнейший взаимообмен документами и обмен информацией должен произойти внутри без его участия - и в фиксированные сроки. Только таким образом реализуемо электронное правительство.

Для этого необходимы общенациональные стандарты для взаимодействия и информационного обмена между ведомствами. Замечу, что это не специфика России, это общая осознанная проблема всех систем электронного правительства, которые сейчас внедряются в мире. В наиболее продвинутых системах возникают соответствующие стандарты, например, для известного проекта, реализованного в Великобритании - UK Government Gateway (Шлюз государственных служб Великобритании - http://www.gateway.gov.uk/) выработан специальный стандарт, базирующийся на XML, для обмена данными между разными государственными службами при автоматизации государства. Описание этого стандарта, который называется e-GIF (e-Government Interoperability Framework), доступно по адресу http://www.e-envoy.gov.uk/publications/frameworks/egif3/contents.htm.

Постепенно осознается факт того, что взаимодействия типа G2G могут проходить в электронной форме не только между ведомствами одного государства, но и между ведомствами разных государств. Некоторые международные организации уже занимаются стандартизаций форматов документов для разных форм межгосударственного взаимодействия, например, UN ECE (United Nations Economic Commission for Europe - Европейская экономическая комиссия ООН) разработала стандарт документов для международной торговли - UNeDocs, также базирующийся на XML (см. http://www.unece.org/etrades/unedocs/). Участниками взаимообмена по UNeDocs могут быть, например, таможенные службы различных государств (хотя этим применение стандарта не ограничивается).

Нужно отметить, что на сегодняшний день государственные проекты и программы типа e-Country, которые были весьма популярны всего год назад и к которым относится и вполне своевременно появившаяся ФЦП «Электронная Россия», стали общим местом - они существуют и реализуются на тех или иных этапах практически везде, по крайней мере, в развитых странах. За несколько лет, прошедших с момента начала процесса внедрения информационно-коммуникационных технологий во взаимодействие государства, граждан и бизнесов, сменились уже два поколения средств и систем. На первом этапе это были государственные сайты-витрины, являвшиеся просто средством донесения информации от государства, от ведомств - к гражданам; на втором этапе произошел переход к порталам, позволяющим организовывать более активное взаимодействие и централизацию информационных ресурсов. Сегодня в развитых странах происходит переход к третьему поколению средств взаимодействия, к Government Gateways - тому, что можно называть «шлюзами одного окна». Каждый этап, каждое поколение технологий приводит к повышению эффективности взаимодействия. Ценность проектов электронного правительства именно в пользе для граждан и бизнеса - в сокращении издержек, в сокращении затрат времени граждан, времени и денег бизнесменов и в той добавленной стоимости, которые дают эти системы для общества. Следовательно, проект электронного правительства будет успешным тогда и только тогда, когда он приносит пользу - пользу гражданам, пользу обществу, пользу государству.

Фундаментальной проблемой современного общества является информационное неравенство, т.е. недоступность для части жителей мира средств обработки, выборки и передачи информации по телекоммуникационным сетям, включая и интернет. Информационное неравенство существует внутри стран, между регионами и на глобальном уровне.

Неоспоримо, что мы живем в период очередной научно-технической революции. Более того, создается впечатление, что научно-техническая революция становится непрерывной. Это факт современной жизни, как является фактом истории появление паровой машины и последовавшая промышленная революция XVIII века или изобретение конвейера и транспортная революция первой половины XX века. А история последних веков наглядно показывает, что каждая научно-техническая революция в краткосрочной перспективе увеличивала расслоение общества, однако ее последствия уменьшали расслоение общества в более долгосрочной перспективе. Но общество в целом после такого потрясения становилось совсем другим.

Нас, очевидно, еще ожидает - возможно, достаточно скоро - такое изменение общества. Но до тех пор, пока этого не произошло, электронное правительство будет сталкиваться с существующей сегодня фундаментальной проблемой - проблемой информационного неравенства.

На международном уровне проблема информационного неравенства впервые была поставлена в подписанной летом 2000 года лидерами стран «восьмерки» (G8) Окинавской хартии глобального информационного общества (http://www.dotforce.org/reports/it1.html, русский перевод которой доступен по адресу http://www.iis.ru/library/okinawa/charter.ru.html). В соответствии с этим документом был создан международный экспертный совет Digital Opportunity Task Force (G8 DOT Force), который выработал план действий, представленный лидерам стран «восьмерки» на встрече в Генуе летом 2001 года. В этом плане действий, одобренном на Генуэзском саммите, давались рекомендации, повлиявшие на многие пункты программы «Электронная Россия». Полный текст отчета DOT Force опубликован по адресу http://www.dotforce.org/reports/DOT_Force_Report_V5.0h.doc. В настоящее время инициатива по координации действий плана перешла в руки рабочей группы ООН - UN ICT Taskforce (http://www.unicttaskforce.org/). Как известно, главная задача Организации Объединенных Наций, сформулированная в Декларации Тысячелетия (http://www.un.org/millennium/declaration/ares552e.pdf), - уменьшение бедности на планете. ООН поставила задачу сократить к 2015 году вдвое долю людей, чей доход в день меньше, чем один доллар США (сегодня доля таких жителей нашей планеты равна 22%). Поэтому ООН решает задачу преодоления информационного неравенства в контексте борьбы с бедностью. Что вполне естественно - базовым неравенством является неравенство экономическое, социальное и культурное, информационное же неравенство является только одним из наиболее болезненных проявлений этих базовых неравенств. Бедность в целом является другим, еще более болезненным проявлением тех же неравенств.

Хотя формально такую деятельность трудно отнести к тематике электронного правительства, ясно, что без решения задачи преодоления информационного неравенства невозможны ни процесс глобализации, ни эффективное развитие информационного общества, ни само существование и массовое внедрение электронных правительств. Не следует надеяться, однако, что можно решить эту проблему чисто программными методами - человечеству до сих пор не удалось полностью решить принципиально более простые проблемы: доступа к питьевой воде, голода, нехватки энергии и т.д. Но... в наши дни все происходит быстро, гораздо быстрее, чем это происходило в предыдущие века истории человечества. И если решение всех этих проблем возможно в принципе, то оно не за горами.

[Аннотация на английском языке]

Опубликовано: Агамирзян И.Р. Мировой опыт реализации концепции электронного правительства // Технологии информационного общества - Интернет и современное общество: труды V Всероссийской объединенной конференции. СПб., 25 - 29 ноября 2002 г. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2002. С. 255-258.

Ориг. URL — http://ims2002.nw.ru/02-rGOVf01.html